Коронавирус и диктаторский маразм: Александр Лукашенко и его борьба с реальностью. Урок (и) для нас

[АНАЛИТИЧЕСКИЙ Бюллетень № 5] ДАН НИКУ | Страны мира по разному отреагировали на переживаемый нами глобальный кризис, спровоцированный CoVID-19. Теперь, спустя два месяца после того, как эпидемия покинула Китай и спустя месяц после её начала на европейском континенте, мы видим примеры государств, которые в образцовом порядке мобилизовались и сумели удержать инфекцию под контролем (Южная Корея, Япония, Тайвань, Грузия) и некоторые страны, власти которых либо положились на стратегию, отличную от единогласно принятой стратегии максимального ограничения распространения вируса, либо вовсе отказались признать реальность пандемии и серьезность ситуации.

В это трудно поверить, но существуют государства, в которых власти ведут себя как ребенок, который закрывает глаза и кричит что он спрятался, полагая, что его никто не видит. Одним из таких государств является Туркменистан, где публичное упоминание вируса CoVid-19 было запрещено. Другое государство – Беларусь, где авторитарный президент Александр Лукашенко сделал ряд, казалось бы,

шокирующих публичных заявлений для любого наблюдателя, считающего, что Лукашенко должен заботиться о здоровье своих сограждан – о чем в дальнейшем и пойдет речь.

Для Республики Молдова важен случай Белоруссии – важен, поскольку у нас есть политики, (некоторые даже находятся у власти или занимают высокие должности), считающие Александра Лукашенко и его антидемократический режим образцом для подражания. Среди этих политиков – президент Республики Молдова Игорь Додон, и Ренато Усатый, примар второго по величине города Бэлць. Даже если на данный момент эти два человека находятся в состоянии жесткой политической конфронтации, их объединяет восхищение минским диктатором.

Восхищение, которое кажется абсолютно неоправданным, по крайней мере в свете последних недель. Это связано с тем, что авторитарный президент Беларуси в своих заявлениях высмеивает борьбу с коронавирусом, с видом всезнающего человека утверждая, что эта угроза не может поразить его страну. Так, в конце марта Александр Лукашенко отверг опасения по поводу распространения вируса в своей стране словами: «Несмотря на определенную критику, я этот коронавирус называю не иначе как психозом и от этого никогда не откажусь, потому что вместе с вами пережил уже многие психозы, и мы знаем, к чему это приводило. Абсолютно убежден, что это очередной такой же психоз, который кому-то будет на руку, а кому-то и во вред».[1]. В конце этого заявления ощущается дух теории заговора и недоверие к существованию угрозы со стороны вируса – тезисы, принятые последователями «альтернативных» течений и «скрытых истин» по всему миру.

Распространение этих взглядов крайне опасно, поскольку оно усыпляет бдительность граждан и вынуждает их не предпринимать мер предосторожности, что в конечном итоге, может привести к печальным последствиям. Тем не менее, вероятно, в политическом руководстве Беларуси не нашлось никого, кто бы убедил президента отказаться от высмеивания, так как «перлы» продолжили появляться. «Я человек непьющий, но в последнее время в шутку говорю, что водкой надо не только руки мыть, но и, наверное, травить этот вирус по 40-50 грамм в день (...) Ходите в баню, два-три раза в неделю, это полезно. Китайцы нам подсказали, что этот вирус при +60°С не выдерживает.(...) Приятно смотреть по телевизору — люди на тракторе работают, никто не говорит про вирусы. Там трактор вылечит всех, поле всех лечит[2], разглагольствовал Лукашенко на пресс-конференции. После хоккейного матча, в котором белорусский лидер принимал участие, на вопрос журналистки есть ли что-то, что может остановить его играть в хоккей, он демонстративно задал ей встречный вопрос: «Здесь нет вирусов никаких. Вот ты же не заметила, что они летают? И я тоже не вижу».[3] Он также неоднократно говорил, что занятия спортом укрепляют иммунитет, поэтому спортивные соревнования не приостановлены и проводятся в соответствии с графиком.

 

Абсурдность этих заявлений сделала смехотворной любую серьезность заявлений, которую пытался выразить белорусский лидер, поставив его в один ряд команду с бывшими и нынешними диктаторами, известными своей эксцентричностью, такими как Роберт Мугабе, Муаммар Каддафи или Родриго Дутерте. На первый взгляд, логического объяснения этому поведению нет. Но если учесть, что Лукашенко запланировал на август 2020 г. очередную сокрушительную победу на президентских выборах, при поддержке «широких народных масс», цель этой «дымовой завесы» начинает становиться ясной. Президент Лукашенко надеется, что, проигнорировав коронавирус, страна сможет каким-то образом противостоять этому кризису, и все пройдет без ущерба для его репутации, не вызвав народного недовольства, вплоть до необходимости подавлять протесты силой, как это произошло в 2010 году. По словам белорусского политического аналитика Дмитрия Болкунеца, прекращение экономической деятельности может привести к снижению экспорта более чем на 30%, а валового внутреннего продукта – на 20%, что серьезно скажется на уровне жизни и вызовет серьезные проблемы для властей.[4]

Учитывая текущую региональную геополитическую ситуацию, тот факт, что после 2014 года мы живем в мире, совершенно отличающемся от мира 2010 года, с изменившимися властными отношениями и гораздо большим интересом России остановить любые внутренние волнения, которые могут вывести Белоруссию из-под контроля, Лукашенко понимает, что для него будет гораздо сложнее удержать власть сегодня, чем когда-либо раньше.

Ситуация развивалась предсказуемым образом: чуть больше чем за две недели число инфицированных коронавирусом белорусов выросло почти на 2600, причем с 11 по 13 апреля рост числа новых случаев заболевания составил 300-400 человек в день, а число смертельных исходов достигло 26.[5] Несмотря на президентскую браваду в конце марта и начале апреля, медицинские учреждения Беларуси начали действовать самостоятельно, посредством конкретных мер. Это свидетельствует о том, что Лукашенко не потерял рассудок, а всего лишь сыграл свою роль, решил попробовать, а вдруг ему повезёт. Не повезло. Начиная с 9 апреля, белорусские власти установили условия для самоизоляции и обнародовали их. Однако эти меры были приняты когда население самоорганизовалось; жители перестали массово выходить на улицы и посещать общественные мироприятия. Минск стал выглядеть таким же безлюдным, как и любой другой город Европейского Союза. После того как в начале апреля студенты белорусских вузов вступили в конфликт с ректоратами, требуя предоставить право на курсы дистанционного обучения, несколько дней назад власти поместили все учебные заведения в карантин.

Изменился и тон выступлений Александра Лукашенко. 7 апреля президент Беларуси заявил следущее: «Нельзя мириться с гибелью людей. Мы должны бороться за каждого человека. Особенно если речь идет о стариках».[6] Тем не менее, он продолжает подчеркивать недопустимость воздействия на белорусскую экономику таких мер, как объявление в связи с эпидемией чрезвычайного положения на всей территории страны. 9 апреля последовали и другие заявления, в которых глава Минска отметил, что наблюдая за ситуацией в Европе, можно заметить, что уровень заражения начинает падать вирус исчезает, а экономика остается и поэтому ее необходимо защищать. И это вопреки тому, что в его собственной стране уже зарегистрированы тысячи случаев заражения и десятки смертей, причем ситуация постоянно усугубляется. Нам остаётся наблюдать, как изменится поведение белорусского президента в ближайшие недели по мере ухудшения эпидемиологической ситуации в его стране. В этой связи следует упомянуть, что первый случай коронавируса в Беларуси был зарегистрирован 28 февраля, а первые коллективные меры противоинфекционной безопасности начали предприниматься только после 7 апреля. В большинстве европейских стран карантинные меры начали вводиться с первых дней марта. Беларусь потеряла целый месяц и последствия этого наблюдаются уже сегодня – в очень быстром росте случаев заражения коронавирусной инфекцией.

Мы можем заметить сходство между поведением Александра Лукашенко и президента из Кишинэу Игоря Додона, который также сделал несколько запоминающихся заявлений, как то, в котором он сравнил коронавирус с обычным гриппом, «который проходит через тебя, а ты этого не чувствуешь». Впрочем, 9 апреля Лукашенко также сказал нечто очень похожее: «Мы все заболели гриппом, а название новое для него придумали — новый коронавирус».[7] Разница между Лукашенко и Додоном заключается в том, что второй лишь пытается сделать из себя авторитарного лидера и диктатора, прекрасно понимая, что у него нет собственного большинства в парламенте и что правительство, созданное им с Демократической партией, менее стабильно, чем ему хотелось бы думать. Это особенно заметно в контексте коронавирусного кризиса, когда премьер-министр Ион Кику, неоднократно делал заявления, по смыслу противоположные заявлениям Додона, особенно когда речь шла о запрете церковных служб, который Кику поддержал, а Додон не одобрил, или помощь со стороны ЕС – утром Додон объявил её несуществующей, а вечером Кику подробно описал её и официально поблагодарил европейские институты. По сравнению с Беларусью, в Республике Молдова также есть гражданское общество и независимая пресса, которые не молчат и могут, объединив усилия, нанести серьезный ущерб имиджу, даже кажущегося нерушимым Додона. Он знает это и поэтому может позволить себе гораздо меньше, чем его белорусский коллега. Но у Додона, как и у Лукашенко, в этом году запланированы президентские выборы, в которых он должен либо победить, либо уйти из политики. Поэтому ему тоже хотелось бы иметь возможность жонглировать заявлениями и игнорировать реалии сегодняшнего дня в надежде, что все пройдет, как это делает белорусский лидер. Но он не может, потому что знает, что в Республике Молдова предержащие власть сегодня, завтра могут стать изгоями, как это уже неоднократно случалось за последние 30 лет.

Если говорить исключительно о эволюции ситуации в самой Беларуси, даже сравнивая ее со странами, где больше случаев заражения и смертельных исходов, но в которых правят демократические режимы, то мы заметим те же самые маразматические реакции и оторванность от действительности, которые присутствуют в странах с диктаторским режимом, которые охватил кризис. Когда мы слушаем Лукашенко, в наших ушах звучит дрожащий голос Николае Чаушеску, объявляющего об увеличении зарплат и пенсий на 100 леев с трибуны Центрального Комитета КПР 21 декабря 1989 года. И мы в очередной раз понимаем, что вопреки восхищению мнимой «дисциплиной», которую создают в обществе некоторые страны с диктаторским режимом, такие как Китай, только демократические страны достаточно подготовлены к реагированию на кризисы, обеспечивая максимальную эффективность при минимальном нарушении основных прав и свобод человека и гражданина. И, что не менее важно при минимальном ущербе здравому смыслу, который бывший председатель советского сельскохозяйственного кооператива Александр Лукашенко безжалостно растоптал, подвергнув опасности своих собственных граждан.

Дан Нику окончил факультет политических наук и магистратуру в области политической теории и анализа при Национальной Школе Политических и Административных Исследований, Бухарест, с дипломной работой и диссертацией, в которой анализируется вопрос о постсоветском переходном периоде в Республике Молдова. Он является автором двух книг: «Copiii vitregi ai Istoriei sau Se caută o revoluție pentru Basarabia» («Пасынки истории или в поисках революции для Бессарабии») (2008 г.) и «Moldovenii în tranziție» («Молдаване в рамках переходного периода») (2013 г.). В последние годы сотрудничал с несколькими румынскими и молдавскими изданиями, среди которых «Adevarul» (Правда), «Cotidianul» (Ежедневник), «Timpul» (Время).

Источник изображения: «EurActiv»

Этот материал был разработан экспертами «LID Moldova» в рамках проекта «The Best Way: Periodic Bulletin» («Наилучший путь – периодический информационный бюллетень»), финансируемого Фондом Фридриха Наумана за свободу (FNF). Изложенные в данном материале мнения и выводы принадлежат авторам и экспертам и не обязательно отражают мнение финансирующей стороны.

Использование элементов текста, изображений, таблиц или графиков осуществляется со ссылкой на источник – «LID Moldova», с добавлением соответствующей гиперссылки.

Copyright © LID Moldova