Выборщики или избиратели. Выборы президента в США

Нью-Йорк, 21-ое Ноября 2020 

[АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 6] Влад Лупан |  Выборы в США находятся на финишной стометровке. 3 ноября будет избран не только президент США, но и треть Сената и все делегаты Палаты представителей, «нижней» палаты в американской парламентской системе. Республиканцы рассматривают варианты перед выборами и после них, включая проведение повторных выборов. Демократы пока следуют формуле традиционной кампании, хотя – по нашему мнению – они заинтересованы в влиянии, которое протесты в США могут оказать на избирателей.

Онлайн-голосование на федеральных выборах запрещено. Голосование на участках состоится 3 ноября. Одним из предметов разногласий на этих выборах является голосование по почте. Этот вид голосования будет запущен 24 октября и президент Трамп уже объявил его мошенническим еще этой весной, задолго до выборов.

В дополнение к этому и в полном соответствии с традиционным республиканским «оправданием» Президент «просто спросил» можно ли из-за пандемии перенести и день выборов – присущее республиканцам оправдание предполагает, что мог только спросить, потому что у него нет законных полномочий перенести этот день. Таким образом, по словам сторонников республиканцев, мы должны сделать вывод, что любые намеки на возможное желание подобного недемократичного переноса – всего лишь намеки.

 

Пандемия в самом деле опасна и может оправдать перенос даты выборов. Но учитывая, что президент Трамп «только спросил», могут ли врачи лечить хлором пациентов с COVID-19, то становится ясно, что он понятия не имеет ни о какой подоплёке, ни в области медицины, ни в сфере законодательства, но он хотел бы, чтобы это произошло. Можно предположить, что такими «вопросами» Президент может подорвать доверие к себе и, как следствие, сократить текущие шансы на перенос дня голосования.

Существует ещё два препятствия – во-первых, возможность проигрыша выборов из-за «антидемократического» имиджа среди нерешительных избирателей, во-вторых, закон – этот фактор мы разъясним в выводах. Мы полагаем, что «лишь вопрос» был, по сути, целенаправленным «прощупыванием почвы» и, абсолютно очевидно, является частью избирательной тактики республиканского лидера. В хронологическом контексте напомним, что «вопрос» о переносе даты выборов был опубликован в «Twitter» на следующий день после смерти Джорджа Флойда, то есть до широкого освещения этого происшествия в СМИ и массовых протестов и насилия в ходе этих протестов.

Несмотря на то, что лидер Республиканской партии заранее заявил, что голосование было мошенническим, эта партия фактически контролирует Почтовую службу США. Но она не контролирует избирательные комиссии или, что самое важное, голоса избирателей и выборщиков. Как мы упоминали ранее, выборщики, избранные избирателями, в конечном итоге решают, кто будет президентом Соединенных Штатов Америки. Что касается заявлений о мошенничестве, то ясно, что в будущем не может быть никаких доказательств предполагаемого мошенничества.

Тем не менее, даже если подобное «предвыборно-превентивное» заявление характерно для текущего лидера-республиканца, в его основе лежит частичная проблема, связанная с определенными трудностями идентификации избирателя как по почте, так и при прямом голосовании – только 2/3 штатов США требуют при голосовании представить документ, удостоверяющий личность. Вместе с этим, существуют и другие юридические нюансы, преуменьшающие данные опасения – например, ряд правил, благодаря которым вероятность мошеннического голосования в различных штатах сводится к минимуму.

Однако, даже если воздействие проблем с голосованием по почте было бы несущественным, избиратели президента слепо верят в то, что он говорит – я был свидетелем диалога в торговом центре, в ходе которого молодой представитель православных верующих, сторонник Республиканской партии, не мог объяснить латиноамериканцу, который поддерживал Байдена, почему мошенничество имело место – но сам сторонник республиканцев верил в него.

По данной причине демократы пытались представить внутрипартийное единство республиканцев как «культ». Конечно же, у демократов присутствует аналогичная дисциплина и случаются аналогичные проишествия, но их поддерживают крупнейшие СМИ США, что ограничивает отрицательное влияние на партию, которую они поддерживают. Тем не менее, теории заговора, пропагандируемые республиканцами, могут легко произвести гораздо худшее впечатление, чем «интерпретации» демократов, некоторые из которых зачастую разумны и верны.

Тем не менее, республиканцы верно подметили новую и реально существующую проблему с голосованием по почте – сложности с проверкой и подсчетом отправленных по почте голосов, которых будет больше, чем обычно. Но давайте вернемся к заявлению о фальсификациях, которых пока не существует – подобное утверждение является не чем иным, как «предварительным» посылом, частью предвыборной стратегии команды Дональда Трампа. Он рассуждает о ряде вариантов во время и после выборов, намереваясь дойти даже до «обхода» результатов выборов и подготавливает почву, в случае если такие варианты будут необходимы.

С другой стороны, кампания Джо Байдена проводится в относительно обычном порядке, включая осуждение «Antifa» и насилия в ходе протестов, которые начались сразу после смерти Джорджа Флойда. Сразу же после этого Байден посетил его семью и об этом сразу же сообщили в СМИ, в самый разгар избирательной кампании. Тем не менее, на наш взгляд и с объективной точки зрения, корректное с точки зрения морали движение мирных протестующих «открыло дверь» уличному насилию и бандитизма, порой в рядах возможных крайне левых демократических избирателей, какими бы «необычными» они ни были.

Таким образом, подготовка к выборам продолжилась на фоне непрерывных протестов и насилия в ряде американских городов. Конечно же, как было легко предсказать, смерть Флойда и расовая дискриминация даже стали одними из главных предвыборных тем на американских выборах в 2020 г. Но цель конкурирующих между собой партий остается прежней – это победа на выборах. Им необходимо укрепить свою электоральную базу и завоевать голоса неопределившихся штатов («swing states» – «колеблющихся штатов»), и они не способны сделать это, лишь решив вопрос расового равенства. В августе кандидаты запустили или перезапустили свои предвыборные программы в рамках конвенций, транслируемых по телевидению, без присутствия общественности, в течении ровно четырех дней каждый.

Чтобы избежать громоздкого описания четырех дней предвыборной агитации, мы расскажем об определенных важных элементах, таких как противоположность или сообщение (посыл). Программы включают в себя элементы, связанные с меньшинствами, темами, относящимися к протестам, а также с экономическими или даже избирательными вопросами. Сторонники демократов заявили, что у GOP (Grand Old Party – Великой Старой Партии – Республиканской партии) в своей предвыборной конвенции не было новой партийной программы и партия сосредоточилась на поддержке лидера а не своих принципов, в отличие от демократов.

Мы можем заметить, что таким образом указывается на образ культа личности у республиканцев. В определенной степени ожидается, что правящая партия не выступит с совершенно новой программой, но анализ основных тем конвенции республиканцев показал, что Республиканская партия скорректировала свою программу.

Одной из представляющей интерес особенностей в обеих конвенциях было представление избирателей или даже политиков-перебежчиков из одного избирательного лагеря в другой, как намек на предполагаемый моральный и политический недостаток партии-конкурента. Вкратце отметим, что как количество, так и «качество» оппонентов были относительно равны с обеих сторон – несмотря на то, что они рассматривали вопросы, важные для платформ их традиционных избирателей.

Как мы и предсказывали, в избирательной кампании республиканцев акцент был сделан на способности президента Трампа обеспечить восстановление экономики США, особенно до состояния, предшествующего пандемии. Вместе с тем, Республиканская партия воспользовалась страхом населения в ходе яростных протестов. Вот пример мощного посыла путём создания «образа» казни с применением оружия – жена бывшего полицейского, убитого преступниками в Сент Луисе, также рассказала, что её муж был на пенсии и о том, что убийцы сделали видеозапись казни её мужа.

Таким образом, были вызваны сильные эмоции. В результате проверки этого шокирующего заявления выяснилось, что бывший полицейский помогал кому-то охранять ломбард и ювелирный магазин, который грабили бандиты. Преступники, как и бывший офицер полиции были темнокожими – подобный образ уже затрагивает несколько целевых групп, включая сообщество темнокожих людей, полицию и любого избирателя, неуверенного в этих протестах, сбитого с толку различиями между протестующими и преступниками.

Однако на кадрах видеозаписи виден уже застреленный бывший офицер, лежащий на тротуаре, ещё живой - этот видеоролик сделан после свершившегося события, очевидно – преднамеренно и, похоже, что существует свидетель из афроамериканского сообщества, который в возбуждении кричит преступникам, что и полицейский это чей-то отец. Это не совсем казнь в режиме онлайн, но это пропаганда образа «необходимых казней» на улицах в рамках конвенции республиканцев, которая вызывает крайне сильные эмоции и ощущение незащищенности у любого избирателя, который предпочел бы безопасность, предоставляемую полицией, которую поддерживает администрация президента Трампа. Смерть бывшего полицейского, тоже темнокожего, была трагедией – но с точки зрения политических технологий мы отмечаем, что она также использовалась в избирательных целях.

Вне всяких сомнений, в семье этого полицейского подобное предупреждение с образом «казни» считается верным. Мы никому не пожелаем почувствовать то, что чувствовали они. В то же время, немногие избиратели, поддерживающие республиканцев, проверили бы эту информацию, и даже если бы они это сделали, то нет уверенности, что они приняли бы во внимание эти нюансы при принятии решения. Честный человек был умышленно убит преступниками в ходе протестов – подумают они и несомненно сплотятся вокруг президента Трампа в контексте выборов. Как часто говорят, «страх – это сильный мотивационный фактор» и республиканская партия эффективно использовала его в этой связи.

Как мы говорили ранее, демократы придерживались более традиционной предвыборной платформы, главные темы были связаны с экономикой: постепенным налогообложением в зависимости от дохода, доступом к системе здравоохранения, темой правосудия в расовом контексте (конечно же), образованием и возвращением к системе партнерств в международных отношениях.

Однако политическую динамику недавнего времени предопределяли не положительные стороны предвыборных программ, а отрицательные элементы кампании. Так называемые политические «нечистоты» («political dirt»), в том числе самоуправляемые, оказывают довольно сильное влияние на кампанию 2020 года. Это событие отчасти повторяет стиль кампании 2016 г., когда президент Трамп выступил против кандидата от демократов Хиллари Клинтон.

Но в этот раз присутствует дополнительный элемент – самоуправляемые «нечистоты». В 2016 г. кандидат от республиканцев заявил, что представительница демократов нарушила закон, начиная с хранения конфиденциальных электронных писем на частном сервере и заканчивая передачей американских акций канадской уранодобывающей компании российскому ядерному концерну Росатом, к примеру.

И тогда, и сейчас Трамп прибегает к политическим прозвищам, которые часть его электората приняла как простые в использовании предвыборные лозунги, которым трудно противостоять, если их повторяют без права на ответ, в стиле кандидата от Великой Старой Партии. Это сверхконкурентное отношение, задолго до выборов квалифицированное левыми и бывшими экспертами-республиканцами как незрелое, не дало таких же результатов в 2020 году. В крайнем случае, не в ожидаемой степени.

Ряд сенаторов-республиканцев, так и журналисты поддерживающего республиканцев телеканала «Fox» крайне критично относились к Трампу до предвыборных дебатов и после них отношение к нему ухудшилось. До дебатов ряд республиканцев-членов Палаты представителей выразили мнение, что партия проиграет выборы во всех трех ветвях власти, если выборы состоялись бы еще в августе. Именно тогда произошли две самоуправляемых катастрофы – СМИ, критикующие Трампа, сообщили, что президент США, который явно не хотел посещать американское кладбище в Европе из-за дождя, якобы назвал американских солдат, погибших в боях «проигравшими», тем самым отчасти оттолкнув важную часть своего традиционного электората – военных и их семьи – своим разрушительным посланием, сделанным перед выборами.

Последовало ещё одно бедствие, дискуссия между Трампом и Байденом на телевидении – если постоянные едкие междометия Трампа, пришедшего на телеканал «Fox» и не позволявшего ведущему вставить слово, можно считать дискуссией. Кроме того, в ходе дебатов президент США, избегая явного осуждения со стороны группировок белых расистов, подлил ещё масла в огонь, который уже охватил почти всю страну.

По Байдену, в свою очередь, ударил скандал с письмами на электронной почте его сына, ранее работавшего в украинской энергетической компании, в отношении которой ведется расследование. Ранее мы упоминали, что украинские власти, скорее всего не хотели попасть между молотом и наковальней в политической борьбе между республиканцами и демократами. Киев не хотел бы утратить поддержку и военную помощь от США от обеих партий. Суть скандала заключается в том, что в электронных письмах была найдена информация, согласно которой сын Джо Байдена организовал для сотрудника уже находящейся под следствием компании встречи с его отцом, тогда являвшимся вице-президентом США – то есть это попытка извлечения выгоды из влияния.

Интересно, что письма электронной почты о причастности сына Байдена к данной украинской компании «Burisma» были обнаружены в ноутбуке, который был сдан в ремонт где-то в Нью-Джерси. Владелец этого ноутбука, как сообщает поддерживающая республиканцев газета «New York Post», не пришел за своим ноутбуком и не ответил на просьбу его забрать. Мы не знаем, насколько правдивы эти заявления «NY Post», но жесткий диск ноутбука был передан Руди Джулиани, адвокату Дональда Трампа. Конечно, мы запомним, что бывший мэр Нью-Йорка и бывший глава предвыборной кампании пророссийского Януковича имели прямые контакты с россиянами, именно в отношении этих писем их поощряли лица, считающиеся агентами ФСБ.

Таким образом, публикация писем из электронного почтового ящика выступающей за республиканцев «New York Post» была заблокирована в «Twitter» и «Facebook» с целью предотвращения публикации материалов, полученных при помощи кибератак. Но «NY Post» воспротивилась этому, утверждая, что они были получены после оставления их владельцем. В заключение мы отмечаем, что после публикации этих предвыборных «нечистот» некоторые лица в Москве счастливы, но также отметим, что оригинальная статья «New York Post», рассказывающая об электронных письмах, была просмотрена пять миллионов раз.

Отмеченные выше события демонстрируют политические реалии, ошибки и тактику в рамках кампании. Так как предвыборная кампания – это живой процесс, вот несколько выводов, которые мы смогли сделать на финишной стометровке.

I. «No business as usual anymore» («Больше никакого обычного ведения дел»). Во первых, на первый взгляд очевидная победа республиканцев в 2016 г. была достигнута после двух демократических правительств, на фоне традиционной «усталости» электората после любых двух аналогичных правительств, следующих друг за другом. Но избирательная кампания республиканцев была другой, более популистской. Тот факт, что кажущееся популистским голосование наблюдается во всем мире, указывает на более серьезную проблему – электорат устал от официальной «обычной политики», которая проходит мимо невовлеченного в неё избирателя. Но это не означает, что политика должна быть популистской. При этом, если мы не ошибаемся, премьер-министр России Егор Гайдар до самой смерти посещал предвыборные встречи, где говорил о макроэкономическом росте России, вызвав реплику простого гражданина, высказанную корреспонденту российской газеты «Коммерсантъ»: « – Гайдар говорит красиво, жаль, что ничего не понимаю».

II. Опасноcть следования букве закона, но не его духу. Во вторых, один из посылов республиканцев в рамках их предвыборного съезда гласил: пусть нам никто не говорит, извне или изнутри страны, как выбирать и как быть избранными, текущая система обеспечивает свободные выборы на очень долгий период. К слову о контексте – сегрегация там не упоминается. Этот посыл о сохранении избирательной системы и регулирующих ее деятельность законов, озвученный на августовском съезде, вызвал у нас любопытство. Впоследствии мы узнали о возможности «обойти» результаты выборов, так как закон допускает подобный вариант.

Лица, участвовавшие в избирательных кампаниях знают, что любая политическая сила обсуждает как можно более разнообразные варианты выборов, чтобы найти возможные и даже необычные пути победы. Но в контексте США, мы также отметим аспект, связанный с строительным бизнесом в Нью-Йорке – откуда родом президент США. В прошлом, еще находясь на официальной должности в Нью-Йорке, мы были свидетелями сноса здания рядом с дипломатической миссией, без согласия самого представительства или экологических разрешений от мэрии.

После обсуждений с группой преданных делу юристов, решивших бесплатно помочь миссии, мы узнали, что представители строительного бизнеса готовы нарушить нормативные положения и законодательство и заплатить штраф лишь для того, чтобы быстрее сдать новый объект в эксплуатацию. Таким образом, вторичное законодательство для них это не то же самое, что и верховенство правового государства, которое проповедуют американские дипломаты, хотя и в другом контексте. Здесь я бы привел и другие примечания. Например, тот факт, что эти бизнесмены не видят значительной разницы между вторичным, строительным и национальным или международным законодательством – и между его нарушением, в таких случаях задавая классический нью-йоркский вопрос: «А что они мне сделают?»

Тем самым, назначение выборщиков штатами вместо их избрания может быть удобным в случае наличия подозрений, что число поддерживающих демократов избирателей в «красных» республиканских штатах слишком большое. Согласно конституции США это было бы законно, но если бы это происходило в любой другой стране, то американские наблюдатели, независимо от партийной принадлежности, по согласованию со своими партнерами из других демократических государств в рамках Международных миссий по наблюдению за выборами, вероятне всего установят, что такой подход соответствует букве закона, но не его духу. Такое действие дала бы недемократическим государствам возможность проводить или вмешиваться в выборы в других странах, в соответствии с буквой закона, там, где в законодательстве есть упущения и лазейки.

III. «Риски» существуют в обеих политических лагерях. Вот лишь несколько из них:

1) Республиканцы могут продолжить проводить политику частичной самоизоляции, изменённую доктрину Монро, во имя умеренности использования ресурсов США, которые не могут себе позволить и не способны защитить весь мир, да и не должны делать это, по крайней мере не без прибыли. Идея самоизоляции США также популярна в научных и академических кругах, которые самым серьезным образом обсуждают ее в рамках обеих политических партий, не предлагая идей, как, например, демократии могут развиваться в отсутствие партнерств.

На основе наших наблюдений и эмпирических данных, мы видим, что подобное развитие событий или возврат к демократии и благосостоянию Германии после Второй мировой войны был бы невозможен, как, например, возврат нынешнего члена ЕС и НАТО – Эстонии – к состоянию после распада СССР. Аналогичным образом, потеря европейских партнеров привела Японию и Германию к прямой войне с США в рамках Второй мировой войны. Но данный риск носит внешний характер и в меньшей степени важен для электората республиканцев, который в 2018 году в угоду внутрипартийной логике выдвинул лозунг «лучше русский, чем демократ», явно игнорируя четко видимые и серьезные внешние опасности.

2) Риск, связанный с доступом демократов к власти, носит иной, несколько более внутренний характер. Они – интернационалисты, со своими особенностями, но Россия атаковала их кандидата. Поэтому они уже не так активно поддерживают безоговорочное возобновление отношений с Москвой. К примеру, в их отношениях с Китаем или Ираном есть ньюансы, но в то же время существуют вопросы касательно их решимости помочь сирийцам или жителям восточной Европы не только относительно мягкими заявлениями или санкциями. Однако главный риск для американского избирателя – это то, что на внутреннем уровне демократами движет традиционная политика чрезмерного налогообложения и перераспределения доходов, которую мы преувеличенно назовём «робингудской».

Очевидно, у них есть веские аргументы в пользу постепенного налогообложения в зависимости от дохода, но все смены власти показали, что зачастую после ухода социал-демократов или социал-либералов из власти, в мире и в США, бюджет был перегружен, а бизнес, в том числе малый и средний, находился в состоянии противостояния. Существовали и исключения, но правило действует, благодаря «робингудской» программе – в конечном итоге нельзя несколько раз «украсть» у людей одни и те же деньги. Чтобы построить больницу, необходимо обложить налогом бизнес – что нельзя сделать в достаточной степени, если предприятие сокращает объем деятельности.

IV. Опросы являются приблизительными и в США. Явление уровня погрешности в опросах общественного мнения, превышающего заявленный, известно в Восточной Европе. С 2016 г. эта тема также обсуждается в США, а в 2020 г. СМИ вполне серьезно сообщили об опросе, который показал, что 52% респондентов не верят результатам опросов. Иронично, не так ли? Известная компания, занимающаяся проведением опросов, «Pew Research», показала что бывают случаи, когда степень погрешность некоторых опросов может быть вдвое выше заявленной. Например, на выборах 2016 года Хиллари Клинтон выиграла согласно опросам, но проиграла по числу выборщиков. По этой причине в моём предыдущем аналитическом материале я указал, что американская система будет зависеть от выборщиков. Мы видели, что республиканцы ориентировались на подобный сценарий. Мы не знаем, подготовили ли демократы меры по противодействию.

В августе 2020 г. бывший советник-республиканец отметил, что опросы не могут учитывать реальный уровень поддержки президента Трампа., который может быть больше. Несмотря на это мы помним, что между тем прошли «дебаты», которые, по-видимому, напугали нерешительных избирателей, добавив минус для Дональда Трампа и вызвав его промах с «проигравшими» военными. Итак, вкратце, не вдаваясь в подробности о сравнительном и количественном анализе для определения предпочтений избирателей, мы можем предположить, что на первый взгляд, тенденции показывают определенную степень выигрыша для Джо Байдена, по крайней мере на данный момент. Но воздействие скандала с письмами на электронной почте – как в случае с Хиллари Клинтон – пока неизвестно, как и тенденция избирателей поддерживать действующего президента.

Мы можем предположить, что распространение писем было рассчитано, но есть вероятность что они появились только сейчас. Так что не ясно, окажут ли они значительное влияние. Возможно, что голосование по почте и ошибки в подсчете голосов в основном станут проблемами для Байдена и в несколько меньшей степени для Трампа. Для действующего президента возможно, они станут проблемами в большей степени, чем погрешность опросов. Ситуация остается неясной и некоторые СМИ, которые мы можем считать более продемократическими, выражают озабоченность в связи с существованием других скрытых факторов, которые могут привести к новой победе Трампа – физическое присутствие избирателей-республиканцев на голосовании, в последнюю минуту или оспаривание голосования по почте в местных судах. Как бы то не было, вопрос электората, ориентирующегося на текущего лидера, уже находящегося у власти и то, что они, как правило, в опросах не раскрывают своё реальное мнение, являются элементами политической культуры в США, которые следует принять во внимание.

V. Взлет и падение великих держав – или час ещё не наступил? Какова альтернатива США? Текущая американская избирательная система поощряет ясные и простые сообщения и посылы от обеих партий. Однако рост роли политических «нечистот», всегда присутствующих в любой кампании, вызывает вопросы. Эти вопросы можно предъявить не только к качеству электората, но и американской политики, которую подозревают в плохом образовании, необоснованных и опасных стратегических решениях или фаворитизме, которые так критикуются американскими дипломатами в других частях мира. Очевидно, что любые подобные подозрения сокращают способность Соединенных Штатов быть услышанными – и не только из-за республиканской партии. Верными вопросами для субъектов из-за рубежа и тех, кто находится в США, могут быть следующие:

  • К кому же тогда будут «прислушиваться» государства переходного периода или недемократические государства? Это развяжет им руки? Как будет выглядеть такое будущее даже для интересов США?
  • Какие выводы мы извлечём из всех появляющихся разоблачений, которые касаются левых и правых в США?
  • Как и где можно исправить положение, сложившееся со всеми этими опасениями – в США или за пределами США?
  • Существует ли ещё один субъект, готовый взять в руку факел Статуи Свободы, или даже «тебе некому позвонить в Европе»? Даже если ЕС утверждает иначе.

Итак, о выборах в США можно было бы сказать гораздо больше. В ходе любых выборов поляризация резко возрастает и начинают проявляться крайности, которые в большинстве случаев смягчаются после выборов. Может нам не нужно драматизировать текущие события, но, безусловно, мы должны извлечь необходимые уроки из каждых выборов, будь то в США или где-либо в другом месте. В данном контексте, давайте вспомним старую румынскую пословицу «На ошибках учатся».

Влад Лупан является независимым экспертом и бывшим молдавским дипломатом. На протяжении 20 лет он накапливал дипломатический опыт в Министерстве иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова и в ходе трех миссий ОБСЕ по вопросам мира и развития, в Грузии, Албании и Хорватии. Он был переговорщиком в рамках приднестровского конфликта и занимал должность директора отдела по делам НАТО, советника Президента Республики Молдова по внешней политике, члена Комиссии по национальной безопасности, обороне и общественному порядку Парламента Республики Молдова, Посла Республики олдова в ООН. Его включили в документальный фильм ООН о глобальных проблемах населения.  Влад Лупан выступал с презентациями или читал лекции в университетах Колумбии, Стэнфорда, Йельском университете, Западном колледже и Городском колледже Нью-Йорка.

Этот материал был разработан экспертами «LID Moldova» в рамках проекта «The Best Way: Periodic Bulletin» («Наилучший путь – периодический информационный бюллетень»), финансируемого Фондом Фридриха Наумана за свободу (FNF). Изложенные в данном материале мнения и выводы принадлежат авторам и экспертам и не обязательно отражают мнение финансирующей стороны.

Использование элементов текста, изображений, таблиц или графиков осуществляется со ссылкой на источник – «LID Moldova», с добавлением соответствующей гиперссылки.

Copyright © LID Moldova

Источники изображений: «Pexels», «BBC»