Решения в области электронного управления. Основные принципы

[АНАЛИТИЧЕСКИЙ Бюллетень № 5] ВИКТОР ГУЗУН | Подобно другим государственным или частным услугам, решения в области электронного управления должны отвечать на несколько простых вопросов, но, вместе с этим, они требуют комплексного подхода: являются ли они функциональными и широко ли они используются? Как их усовершенствование способно сделать их функциональными и широко используемыми? Если некоторые из них не используются, то имеют ли они смысл? Ответ на эти вопросы можно рассмотреть сквозь призму 3 основных показателей: экономичности, эффективности и результативности.

- Экономичность: решение в области электронного управления должно экономить время, деньги и ресурсы. Если мы проанализируем опыт государств, широко использующих решения в области электронного управления, то убедимся в наличии значительной экономичности, и она выражается не только в количестве неиспользованной бумаги. Например, простое использование цифровой подписи позволяет сэкономить более 2% валового национального продукта Эстонии, что сопоставимо с расходами этого государства на оборону. Благодаря использованию интернет-голосования в ходе последних выборов в 2019 г. было сэкономлено не менее 14 000 рабочих дней (47,2% из жителей Эстонии проголосовало онлайн). Вместо с этим, согласно расчётам, затраты на один голос, отданный в Интернете, в 9 раз ниже, чем на обычное голосование. Это позволяет сэкономить огромный объем времени как гражданам, так и государственным служащим.

- Эффективность: связь между итоговым результатом услуги и расходами на управление ею должна оправдать переход от традиционной к цифровой услуге. Определённо, услуги электронного управления являются чрезвычайно эффективными и быстрыми, они не зависимы от возможных ошибок человека и доступны круглосуточно, семь дней в неделю. После утверждения подобных решений, публичные услуги становятся доступны всем и везде (например, Интернет-голосование).

- Результативность: любой процесс оцифрования должен способствовать повышению качества процесса управления в целом. Необходимо понять, что решения в области электронного управления означают больше, чем преобразование процессов принятия решений из бумажного формата в электронный. Они улучшают качество управления, путём сведения к минимуму влияния коррупциогенных факторов, предоставляют всем членам общества равные шансы и возможности, наиболее высокую прозрачность публичных услуг и расходов. Услуги электронного управления делают жизнь каждого человека гораздо более простой, эффективной и гармоничной. Иногда определённые процессы не только совершенствуются, но и коренным образом изменяются. Например, принятие решений в области электронной медицины может спасти человеческие жизни, так как вмешательства являются намного более точными, эффективными и оперативными. Системы электронной полиции могут эффективно предотвращать определённые проишествия, в том числе сопровождающиеся жертвами среди людей Переживаемая нами пандемия показала, что решения в области электронного образования незаменимы в подобных ситуациях и т. д.

Десять лет назад я не использовал ни один вид услуг в сфере электронного управления. Сегодня я пользуюсь только этим видом услуг. Обеспокоенный данным вопросом, я попытался понять, почему эти услуги должны стать повседневной реальностью не только в таких странах, как Эстония. Ниже я перечислю основные выводы в этом отношении:

1. Доверие – решения в области электронного управления никогда не будут широко использоваться, если их функциональности недостаточно доверяют. Зачастую эти решения являются весьма точным «отражением» учреждений, которые разрабатывают или управляют этими решениями. Если избирательный орган определенного государства пользуется малым доверием, то вероятно, что разработанные системы электронного голосования также не будут использоваться полностью и станут темой постоянных противоречивых обсуждений. Решение в области электронной медицины, разработанное в отсутствие прозрачности и действующее неэффективно, будет в недостаточной степени использоваться как медицинскими специалистами, так и пациентами.

2. Защита персональных данных – каждый пользователь электронных услуг должен быть уверен, что его персональные данные не используются кем-либо другим с злонамеренной целью, и что сам гражданин является владельцем этих данных. Как это действует? Электронные системы созданы таким образом, что любая аутентификация или получение доступа частного или государственного субъекта к персональным данным любого лица обязательно оставит после себя следы, видимые конечному владельцу этих данных – гражданину. И лишь он, в суде последней инстанции, решает, получили ли к его данным законный доступ и на разрешенных условиях (например, семейный врач или чиновник, с которым общался данный гражданин и т. д.). В противном случае гражданин вправе обратиться в компетентные государственные органы, ответственные за защиту этих данных.

3. Возможность электронной аутентификации для всех лиц – пока сертификаты электронной аутентификации выдаются посредством отдельной бюрократической процедуры, которая требует затрат и которую необходимо часто повторять, использование услуг электронного управления и дальше будет ограниченным. Самое простое и доступное решение – это включение в удостоверения личности модулей для безопасной аутентификации и цифровой подписи, что обеспечит доступ большинства граждан к функциональным цифровым услугам. Это небольшая инвестиция, способная принести огромную выгоду в будущем.

4. Принцип «снизу вверх» – решение в сфере электронного управления будет широко использоваться, если ориентирами для его разработки являются потребности и реалии, в которых осуществляет деятельность конечный бенефициар: гражданин, врач, учитель или государственный служащий, для которого предназначена эта услуга. Без тщательного анализа этих потребностей, подробных консультаций и совместного участия всех бенефициаров и создателей будут разработаны бездействующие решения, о которых вскоре позабудут. Другой аспект – это многосекторальное сотрудничество в процессе их разработки, включая развитие государственно-частных партнерств. Например, именно местные государственные служащие могут лучше всего знать, какие решения в сфере электронного правительства необходимы на местном уровне. Кроме этого, ни одно непрофильное государственное учреждение не обладает лучшим техническим опытом, чем частные компании по разработке программного обеспечения. За небольшими исключениями, разработка всех электронных решений в соответствии с централизованной и пирамидальной моделью является контрпродуктивной и не имеет будущего.

5. Электронные образовательные программы – государство может разработать тысячи услуг в области электронного управления, но если граждане не будут знать, как ими пользоваться и если у них не будет возможности научиться этому, то эти решения в основном останутся лишь проектами на начальном этапе разработки или, как говорил один мой хороший друг, «новой Спящей красавицей». В XX веке, ответственное государство должно развивать программы цифрового образования и навыки в цифровой сфере для всех возрастных групп, социальных слоёв и профессиональных категорий. Более того, их необходимо постоянно совершенствовать в процессе развития цифрового общества, в котором мы живём.

6. Интернет является социальным правом – если мы желаем, чтобы услуги в области электронного управления использовались широко, на всей территории страны должно быть установлено стабильное и доступное подключение к Интернету. Власти должны взять на себя ведущую роль в

развитии подключений или точек доступа к Интернету в регионах или сообществах, находящихся в неблагоприятном положении. Любой школьный класс, медицинский кабинет или офис государственных служащих, любая библиотека, культурный центр или учреждение, представляющее общественный интерес, должны быть подключены к Интернету. Данные технологии являются передовыми и относительно недорогими.

7. Принцип «once only» («только один раз») – если гражданин в силу обстоятельств, правил, процедур или действий органов власти вынужден предоставлять одну и ту же информацию ряду учреждений, существует вероятность, что эта информация будет искажена или истолкована по-разному. Следовательно, должны существовать единые специализированные базы данных, связанные между собой, ответственные за конкретные области и предоставляющие точную информацию бенефициарам и пользователям. Вместе с этим, наличие большого числа различных платформ для аутентификации и использования электронных услуг усложняет их широкое использование. Например, Эстония разработала единую платформу – eesti.ee, которая после простой аутентификации пользователя подключает все базы данных, доступные услуги (более 1000) и контакты, необходимые для их использования, простым и понятным способом.

8. KISS («Кратко и просто» – «Keep it simple and short») – многие страны разрабатывают сложные системы электронного управления, процент использования которых низок, в том числе из-за сложности в их использовании, трудностей в работе, отсутствия интерфейса, удобного для пользователя – их воспринимают как черезчур сложные, в итоге используют в недостаточной степени и совсем забывают про них. В то же время, наиболее популярные решения интуитивно понятны в использовании, имеют простой интерфейс, в них избегают дублирования определённых функций или манипулирования пользователем, они работают быстро и просты в освоении.

9. Выбор – пользователи должны иметь возможность выбрать используемые ими решения в области электронного управления. Таким образом, выстоят только наиболее эффективные и функциональные платформы, а качество услуг новых платформ будет постоянно расти. Принуждение к использованию определенных «эксклюзивных» платформ в некоторых областях приведет к их игнорированию.

10. Технологии и оборудование не являются основной проблемой в процессе внедрения решений в сфере электронного управления – неизбежным препятствием является отсутствие политической воли и лидерства. Технологии и оборудование развиваются в геометрической прогрессии, становясь все более и более доступными, у многих стран есть достаточно опыта и специалистов, которые технически способны реализовать практически любое решение в области электронного управления. Вместе с тем, политические или административные препятствия или простое бойкотирование или неприменение существующих решений могут сократить или даже остановить эти усилия. Обратите внимание на ситуацию в Парламенте Республики Молдова, в распоряжении которого есть и было оборудование и технологии, необходимые для электронного голосования, но депутаты продолжают голосовать, поднимая руки.

11. Корректность и ответственность – органы центральной власти и государственные учреждения должны оказывать поддержку и помощь лицам и структурам, находящимся в неблагоприятном положении, для предоставления им равного доступа к услугам. Необходимо также разработать механизмы, позволяющие гражданам повысить ответственность поставщиков государственных услуг, включая цифровые услуги. Это двусторонний механизм, связанный с взаимным интересом.

Хотим мы этого или нет, все сферы нашей жизни переходят в цифровой формат, и обстоятельства, понимание выгоды или давление общества вынудят любое государство утвердить как можно больше решений в сфере электронного управления Государства, в данный момент не осознающие этих реалий, будут значительно отставать в внедрении услуг, а государства, в которых степень внедрения цифровых технологий высока, достигнут значительных успехов, на благо своих граждан.

Виктор Гузун является преподавателем международных отношений в университете «TalTech» (Эстония), руководит консалтинговой компанией и в качестве независимого эксперта участвует в международных проектах. Занимал должности посла Республики Молдова в Эстонии, директора отдела по внешним связям и европейской интеграции Министерства транспорта и дорожной инфраструктуры, был профессором геополитики, заместителем директора и учителем в французско-румынском лицее имени Георге Асаки.

Этот материал был разработан экспертами «LID Moldova» в рамках проекта «The Best Way: Periodic Bulletin» («Наилучший путь: периодический информационный бюллетень»), финансируемого Фондом Фридриха Наумана за свободу (FNF). Изложенные в данном материале мнения и выводы принадлежат авторам и экспертам и не обязательно отражают мнение финансирующей стороны.

Использование элементов текста, изображений, таблиц или графиков осуществляется со ссылкой на источник – «LID Moldova», с добавлением соответствующей гиперссылки.

Copyright © LID Moldov