Пандемия коронавируса как тест на выносливость свободы выражения

[АНАЛИТИЧЕСКИЙ Бюллетень № 5] ОЛЬГА ГУЦУЦУЙ | Кажется, что пандемия Covid-19 является испытанием не только для систем здравоохранения, но и для основных прав и свобод человека, в частности, для свободы выражения мнения. С началом пандемии правительства ряда стран пытались ограничить свободу слова, принимая ограничительные меры в отношении деятельности СМИ. В этой связи Китай контролировал и продолжает контролировать относящиеся к пандемии сообщения. По данным организации «Репортеры без границ» (RSF), эпидемия коронавируса не перешла бы в пандемию, и многие жизни можно было бы спасти, если бы китайская пресса была свободной и информировала общественность корректно и своевременно[1]. В итоге, Пекин использовал кризис в системе здравоохранения для усиления контроля над СМИ, запретив публикацию любых отчетов, ставящих под сомнение меры по преодолению кризиса. Ряд государств, среди которых была и Германия, отреагировали на создавшуюся ситуацию. Ангела Меркель призвала Китай к большей прозрачности в отношении информации о происхождении пандемии – информации, которая имеет жизненно важное значение для всего мира[2].

В то же время, на фоне кризиса, в Венгрии был принят так называемый «закон о коронавирусе», также известный как «оруэлловский закон», открывающий путь «полицейскому государству, контролирующему СМИ», сообщают «Репортеры без границ».

В этот раз RSF также выражает опасение, что посредством этих действий правительство Венгрии получит полный контроль над национальными СМИ[3], тем самым положив конец свободе слова и, следовательно, демократии. В течение этого периода отличились и египетские власти, которые отозвали аккредитацию журналиста газеты «The Guardian», потому что он сообщил о результатах научного исследования, показывающего, что правительственные данные об инфицировании Covid-19 были неточны. В конечном итоге, корреспондент был вынужден покинуть страну.

С марта на Филиппинских островах также вступил в силу новый закон о борьбе с ложной информацией о кризисе в общественном здравоохранении – закон, серьезно нарушающий свободу выражения мнения. Применение положений этого закона привело к аресту на два месяца двух журналистов, обвиняемых в распространении «ложной информации о кризисе».

Это лишь несколько примеров давления на свободу слова во время пандемии. Чтобы отслеживать и оценивать влияние этого беспрецедентного кризиса на работу журналистов и давать оперативные рекомендации, RSF запустила инструмент «Tracker 19»[4] (фото). Число «19» связано не только с наименованием Covid-19, но также относится к статье 19 Всеобщей декларации прав человека, которая гласит:

«Каждый человек имеет право на свободу мнения и его выражения; это право включает свободу обладания своим мнением без вмешательства извне и свободу поиска, получения и распространения информации и идей любыми средствами и независимо от государственных границ».

Чрезвычайное положение в Республике Молдова против контроля информационного потока

Республика Молдова, наряду с другими государствами, также пострадала от глобальной пандемии и оказание давления на свободу слова также не является исключением. С объявлением чрезвычайного положения, миссия СМИ стала ещё более сложной. Это связано с попытками властей наложить ограничения на свободу выражения мнения. В отношении порядка информирования общественности в период чрезвычайного положения, в статье 22 Кодекса об аудиовизуальных медиауслугах отмечается:

«(1) Официальная информация и заявления органов публичной власти о чрезвычайном положении […] транслируются поставщиками медиауслуг в полном объеме и в приоритетном порядке. 

(2) Вся предусмотренная частью (1) информация транслируется в рамках линейных аудиовизуальных услуг оперативно, с момента ее поступления.

(3) Вся предусмотренная частью (1) информация транслируется в том числе в сопровождении сурдоперевода или c субтитрами для обеспечения доступа к ней лиц с ограниченными возможностями слуха».

Нормы предельно ясны. Но кажется, что власти хотели полностью контролировать поток информации о кризисе в общественном здравоохранении – иначе как объяснить то, что через неделю после объявления чрезвычайного положения, на веб-сайте регулирующего органа в аудиовизуальной сфере, Совета по телевидению и радио, было опубликовано «Распоряжение о немедленном исполнении для всех субъектов Кодекса об аудиовизуальных медиауслугах […]»[5]. Документ содержал положения Кодекса, смежные положения и несколько конкретных норм, в частности пункт 5, гласящий, что: «на время чрезвычайного положения ведущие/модераторы/редакторы должны будут в одностороннем порядке отказаться от необоснованного высказывания и продвижения собственного мнения и свободного формирования произвольных мнений в ходе освещения тем, связанных с пандемией Covid-19, как в национальном, так и во внешнем контексте. Единственными надёжными, достоверными, беспристрастными и взвешенными источниками являются компетентные органы публичной власти в стране и за рубежом (Комиссия по чрезвычайным ситуациям Республики Молдова, Правительство Республики Молдова, Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты, Всемирная организация здравоохранения). Эта обязанность главным образом исходит из необходимости обеспечения максимальной точности и полной корректности информации, из важности того факта, что сообщения должны происходить из надежных источников, быть достаточно задокументированными в фактологическом отношении, события должны рассматриваться беспристрастным и внушающим доверие образом.

Я хотела бы отметить, что это распоряжение появилось через несколько дней после того, как несколько представителей системы здравоохранения начали рассказывать или публиковать, на телевидении или в социальных сетях, информацию о плохой экипировке врачей «первой линии» и о подготовленности властей к преодолению пандемии. Очевидно, что документ вызвал недовольство журналистской гильдии и медиаэкспертов, в частности из-за пункта 5, который квалифицировали как посягательство на свободу выражения мнения. Вследствие критики документ был отменен и через несколько дней Совет по телевидению и радио на открытом заседании принял решение[6] по этому вопросу, из которого исчез пункт 5 в указанной выше формулировке. С одной стороны, Совет по телевидению и радио говорит, что журналисты должны представлять информацию из «единственно надёжных, достоверных, беспристрастных и взвешенных источников», которыми являются «компетентные органы публичной власти в стране и за рубежом (Комиссия по чрезвычайным ситуациям Республики Молдова, Правительство Республики Молдова, Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты, Всемирная организация здравоохранения)», а с другой стороны Комиссия по чрезвычайным ситуациям втрое увеличила срок ответа на запрос о предоставлении в период чрезвычайного положения информации, представляющей общественный интерес[7]. Как следствие, эти меры могут затруднить работу журналистов. Народный адвокат попросил Совет исключить эти положения, напомнив о статье 34 Конституции Республики Молдова, которая гласит: право человека на доступ к любой информации, представляющей общественный интерес не может быть ограничено.

Актуальным также является постановление Конституционного суда о толковании ч.(3) ст.34 Конституции, в котором подчеркивается, что «право на доступ к информации является предварительным условием для осуществления других прав, а именно политических, экономических и социальных прав, права на защиту неприкосновенности частной жизни, права на участие в государственных делах, права на справедливое судебное разбирательство и т. д.[8]». В дополнение к этим ограничениям, навязанным некоторыми органами публичной власти, участились нападки политиков на СМИ. Во время своего выступления[9] на пленарном заседании Парламента 23 апреля 2020 года, Влад Бэтрынча, обвинил журналистов в получении зарплат в размере тысяч евро в конвертах, без уплаты налогов. Его возмутил тот факт, что в процессе документирования материалов о пандемии Covid-19, журналисты связываются с персоналом медицинских учреждений. Заявление депутата было осуждено Кризисной ячейкой журналистов[10],

созданной Центром независимой журналистики. Она призвала политика «публично извиниться перед представителями средств массовой информации, отказаться от распространения необоснованных обвинений и клеветнической информации и воздержаться от любых форм выражения, разжигающих ненависть по отношению к журналистам».

Вместо выводов

Как мы видим, кризис пандемии, путем действий некоторых правительств, испытывает свободу слова во всем мире. В связи с этим, эксперты ООН по свободе выражения мнения порекомендовали правительствам защищать информационный поток и свободный доступ к нему во время пандемии[1], а RSF считает, что сейчас мы вступаем в «решающее десятилетие». Для того, чтобы оно не стало катастрофическим, мы должны объединить наши усилия по поддержке журналистов, чтобы они могли исполнять свою роль четвертой власти в государстве, защищая общественные интересы. Мы все должны извлечь урок, справившись с этим вызовом. Власти должны осознать, что давление на свободу выражения мнения и ограничение доступа к информации не могут сравниться с надлежащим преодолением кризиса. Только прозрачность и достоверность действенным информации является решением, а мы, граждане, должны строго соблюдать правила социального поведения.

Ольга Гуцуцуй работает в сфере СМИ с 2011 года и специализируется в законодательстве о СМИ. С 2011 по 2015 гг. она работала в качестве главного консультанта в Парламентской комиссии по СМИ. После этого Ольга Гуцуцуй находилась в должности члена Совета по телевидению и радио. В настоящее время, Ольга является директором программ телеканала «TV8». На протяжении своей деятельности она участвовала в нескольких исследовательских проектах и исследованиях по оценке ситуации СМИ в Республике Молдова. Начиная с 2020 года, она является экспертом «LID Moldova» по законодательству и политике в сфере средств массовой информации.

Этот материал был разработан экспертами «LID Moldova» в рамках проекта «The Best Way: Periodic Bulletin» («Наилучший путь – периодический информационный бюллетень»), финансируемого Фондом Фридриха Наумана за свободу (FNF). Изложенные в данном материале мнения и выводы принадлежат авторам и экспертам и не обязательно отражают мнение финансирующей стороны.

Использование элементов текста, изображений, таблиц или графиков осуществляется со ссылкой на источник – «LID Moldova», с добавлением соответствующей гиперссылки.

Copyright © LID Moldova